Бактериальный вагиноз: новые перспективы в лечении

Влагалищная флора

Это многокомпонентная микроэкологическая система, обеспечивающая защиту всех репродуктивных органов женщин как в обычных условиях, так и при патологии. Основными представителями микрофлоры влагалища в норме явля­ются лактобактерии разных видов (Lactobacillus spp.) и в меньшей степени бифидобактерии и коринебактерии, а также анаэробные грамотрицательные палочки рода Fusobacterium и грамотрицательные кокки рода Veillonella. У здоровых женщин репродуктивного возраста ведущее место в вагинальном микроценозе занимают лактобакте­рии (анаэробного и аэробного происхождения), объеди­ненные под общим названием «палочки Дедерлейна», которые составляют более 95% всей микрофлоры влага­лища. Бифидобактерии, так же как и лактобактерии, защищают слизистую оболочку влагалища от воздей­ствия не только патогенных, но и условно-патогенных микроорганизмов, их токсинов, препятствуют распаду секреторного IgA, стимулируют образование интерферо­на и выработку лизоцима. У здоровых женщин анаэроб­ная микрофлора превалирует над аэробной в соотноше­нии 10 : 1 [1, 2].

Лактобациллы перерабатывают гликоген, который в большом количестве содержат эпителиальные клетки влагалища женщин репродуктивного возраста, в молоч­ную кислоту, повышая кислотность влагалища. Кроме того, лактобациллы продуцируют перекись водорода. В резуль­тате кислая среда влагалища и перекись водорода пода­вляют рост условно-патогенных микробов (стафилокок­ков, стрептококков, кишечной палочки, анаэробных бак­терий, Gardnerella vaginalis, Mobiluncus spp.), которые в небольшом количестве выявляются во влагалище пода­вляющего большинства женщин. Если доля лактобацилл снижается, их место в экосистеме занимают условно­ патогенные микробы (в первую очередь Gardnerella vaginalis). Таким образом, кислая среда влагалищного содержимого, лактобациллы и факторы защиты, которые они продуцируют, образуют мощнейший естественный барьер на пути проникновения патогенных бактерий, защищая верхние отделы полового тракта женщины.

Особенностью микрофлоры влагалища является ее изменчивость под действием как экзогенных (использо­вание тампонов, частые влагалищные души и спринцева­ния, смена полового партнера), так и эндогенных факто­ров (нейроэндокринные заболевания, сахарный диабет, гипотиреоз). На микроценоз оказывают влияние физио­логические и гормональные изменения (пубертатный период, беременность, менопауза), фазы менструального цикла, различные нарушения менструальной функции [3]. Играют также роль использование некоторых медика­ментозных препаратов (антибиотики, гормоны) и хирур­гические вмешательства.

Бактериальный вагиноз (БВ) (прежнее название - ваги­нальный дисбактериоз) представляет собой общий инфек­ционный невоспалительный синдром, связанный с дис- биозом влагалища и сопровождающийся чрезмерно высо­кой концентрацией облигатно и факультативно анаэроб­ных условно-патогенных микроорганизмов в сочетании с резким снижением количества или отсутствием молочно­кислых бактерий в отделяемом влагалища (табл. 1).

bakterialnyy-vaginoz-novye-perspektivy-v-lechenii1
Экосистема влагалища

Таблица 1

При бактериальном вагинозе происходит элиминация лактобацилл, сопровождающаяся колонизацией влагали­ща анаэробами: Fusobacterium, Mobiluncus, Peptostrepto- coccus, Gardnerella vaginalis. Несмотря на то что БВ харак­теризуется своей полимикробной природой, основным запускающим процесс микроорганизмом является Gardnerella vaginalis - факультативно-анаэробная грам- отрицательная палочка; именно она определяет главную симптоматику БВ.

Дело в том, что G. vaginalis обладает уникальной спо­собностью формировать на поверхности урогенитальной слизистой т. н. биопленку. Биопленка (biofilm) - это конгло­мерат микроорганизмов, расположенных на какой-либо поверхности, клетки которых прикреплены друг к другу. Обычно клетки погружены в выделяемое ими внеклеточ­ное полимерное вещество (внеклеточный матрикс) - слизь. Считается, что 95-99% всех микроорганизмов в естественной среде существуют в виде биопленки. Микроорганизмы образуют биопленку под влиянием ряда факторов, включая клеточное распознавание мест прикрепления к поверхности и наличие питательных или агрессивных веществ, кислорода и т. д. В режиме образо­вания биопленки клетка меняет свое поведение, что обусловливается регуляцией экспрессии генов.

Именно эта биопленка как цемент или клей притяги­вает к себе другие микроорганизмы, образуя конгломе­рат бактерий, в большинстве своем обладающих патоген­ным или, по крайней мере, опасным для человека эффек­том. Биопленки, как было установлено, состоят в основ­ном из Gardnerella vaginalis, в то время как Atopobium vaginae присутствовал в 80% случаев и составил 40% от массы биопленки. Другие бактерии встречаются намного реже, в т. ч. бактерии, принадлежащие к родам Bacteroides, Corynebacterium, Lactobacillus, Veillonella, Ruminococcus и Streptococcus [4].

К факторам, способствующим развитию БВ, относят:

  • Иммунодефицитные состояния организма (хрониче­ские стрессы, заболевания, массивное лечение антибио­тиками и цитостатиками, лучевая терапия, сахарный диа­бет, авитаминоз).
  • Гормональная дисфункция яичников, в т. ч. возрастные гормональные изменения, гормонотерапия.
  • Угнетение факторов местного иммунитета и лактоба­цилл (влагалищные спринцевания, инородные тела, вну­триматочные контрацептивы, использование сперми- цидов, контрацептивные свечи и кремы, содержащие 9-ноноксинол (Патентекс Овал, Ноноксинол)
  • Массивное инфицирование влагалища, промискуитив- ные связи.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ БАКТЕРИАЛЬНОГО ВАГИНОЗА

Определить истинную частоту встречаемости БВ не представляется возможным в связи с тем, что у 1/3 жен­щин это заболевание протекает бессимптомно. В немно­гочисленных исследованиях установлена распространен­ность БВ в диапазоне от 3,14% у бессимптомных женщин в возрасте от 18 до 72 лет (скрининг в Нидерландах) до 49% у женщин в возрасте от 13 до 65 лет пациенток каби­нета кольпоскопии в США. Большой разброс в представ­ленных показателях распространенности может быть связан с включением различных групп пациентов, демо­графических вариациях и разных диагностических крите­риев. В целом по результатам 21 исследования общая распространенность БВ составила 27,1%, при этом особо не отличаясь в развитых (28,0%) и развивающихся (23,5%) странах [5].

В процессе выполнения Human Microbiome Project методы молекулярной биологии показали, что существу­ет гораздо большее разнообразие микроорганизмов, ассоциированных с БВ, чем это было очевидно с исполь­зованием методов культивирования. Для примера при­ведем список микроорганизмов, ранее неизвестных при БВ: Atopobium vaginae, БВ-ассоциированные бактерии (BVAB-1, BVAB-2 и BVAB-3) из порядка Clostridiales, Megasphaera spp., Leptotrichia spp, Dialister spp., Chloroflexi spp., Olsenella spp., Streptobacillus spp., Shuttleworthia spp., Porphyromonas asaccharolytica [6].

Эти разнообразные организмы аккумулируются, фор­мируя различные сообщества или профили, которые свидетельствуют, что БВ не единое целое, а синдром переменного состава, вызывающий разнообразие сим­птомов, различные фенотипические исходы и приводя­щий к вариабельности ответов на различные схемы анти­биотиков. Некоторые организмы или комбинации орга­низмов обладают высокой специфичностью для БВ, так что в будущем использование молекулярного количе­ственного анализа позволит лучше диагностировать каж­дый подтип БВ и подбирать индивидуализированную терапию. Расовая принадлежность женщины и географи­ческий регион, а также различные расовые группы в том же географическом регионе имеют существенные разли­чия в том, какой микроорганизм является доминирующим в среде влагалища. В большинстве популяций L. crispatus является доминирующим изолятом, а у белых женщин L. crispatus и/или L. jensenii более распространены, чем любые другие виды Lactobacillus [6].

Среди афроамериканок в США недавно обнаружено превалирование при БВ грамотрицательных бактерий BVAB1, которые ранее ошибочно воспринимались как Mobiluncus spp. [7].

В недавнем метаанализе, включившем более 10 000 женщин, доказана связь между БВ и предраковыми состо­яниями, а именно цервикальной интраэпителиальной неоплазией/дисплазией [5]. Поскольку лишь у меньшин­ства пациенток, инфицированных ВПЧ, развивается дис­плазия шейки матки, изучение цервикального канцероге­неза должно включать наличие дополнительного факто­ра, способствующего ему. Этим фактором и является БВ. Биохимические изменения в вагинальных выделениях женщин с БВ включают образование продуктов метабо­лизма, таких как пропионат и бутират, способные повреж­дать эпителиальные клетки. Кроме того, БВ-ассоцииро- ванные анаэробы выделяют летучие амины (особенно путресцин, триметиламин и кадаверин), которые появля­ются в вагинальной среде после преобразования амино­кислот, полученных из-за обилия анаэробов, и формиру­ют в сочетании с нитритами (производимые из нитратов бактерий) нитрозамины. Эти канцерогенные соединения способны образовывать аддукты ДНК и, следовательно, мутагенные события. Локальное накопление нитрозами- нов во время эпизодов БВ может способствовать клеточ­ной трансформации в эпителии шейки матки в комплексе с другими онкогенными агентами, такими как ВПЧ- инфекция. Кроме того, у пациенток с БВ и дисплазией отмечен измененный профиль местного иммунитета шейки, а именно оксид азота (NO) и концентрации цито­кинов (ИЛ-6, ИЛ-8 и ИЛ-10). Наконец, еще одним важным дополнительным кофактором цервикального канцероге­неза может быть относительное отсутствие перекиси водорода (H2O2), в норме производимой лактобактерия­ми. Это препятствует селективной индукции апоптоза, которая представляет собой ключевой элемент стимули­руемой лактобактериями противоопухолевой защиты [5].

bakterialnyy-vaginoz-novye-perspektivy-v-lechenii2
Клинико-лабораторные критерии бактериаль­ного вагиноза [9]

Таблица 2.

Примечание: "«Ключевые клетки» - это зрелые эпителиальные клетки с адгезированными на них микроорганизмами (гарднереллой, мобилункусом, грамположительными кокками). Можно получить ложные положительные результаты, выявив эпителиальные клетки с адгезированными на них лактобактериями; в этом случае необходимо произвести микроскопию влагалищных мазков, окрашенных по Граму

У небеременных женщин наличие БВ связано с повы­шенным риском инфицирования верхних половых путей неполовыми инфекциями и ИППП, а также ВИЧ-инфекции. При беременности БВ увеличивает риск постабортного сепсиса, раннего выкидыша, привычных выкидышей, позднего выкидыша, преждевременного разрыва мем­бран, спонтанных преждевременных схваток и прежде­временных родов, гистологического хориоамнионита и послеродового эндометрита. В результате аномальная вагинальныя флора может предрасполагать к возраста­нию колонизации половых путей, инфильтрации плодных оболочек, микробной инвазии амниотической полости и повреждению плода [6].

При тщательном наблюдении за 49 женщинами (ваги­нальные образцы забирали еженедельно во время бере­менности и ежемесячно после родов) отмечено, что с риском преждевременных родов связано сравнительно большее разнообразие представленных в родовых путях микроорганизмов, а максимальный риск оказался у жен­щин, в вагинальных выделениях которых было мало лак­тобактерий, а также микроорганизмов вида Gardnerella spp. и Ureaplasma spp. У большинства женщин выявлены послеродовые нарушения вагинальной микробиоты со снижением Lactobacillus spp. и увеличением различных анаэробов, таких как Peptoniphilus, Prevotella и Anaerococcus видов. Это нарушение не было связано с гестационным возрастом при родах и сохраняется до 1 года после родов. Полученные данные имеют важные последствия для прогнозирования преждевременного родоразреше­ния и для понимания потенциального воздействия стой­ких изменений послеродовой микробиоты на состоянии здоровья матерей, в т. ч. исходов последующих беремен­ностей в случае короткого интервала между ними [8].

ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА БАКТЕРИАЛЬНОГО ВАГИНОЗА

БВ может быть диагностирован клинически или с использованием комплекса клинических критериев, микроскопических, энзимологических, хроматографиче­ских методов, а также с использованием качественных или полуколичественных культуральных методов [6].

В мировой медицинской практике пользуются клини­ко-лабораторными критериями, предложенными AmseL R. (1983 г.), и приведенными в таблице 2 [9]. Диагноз бакте­риального вагиноза считается подтвержденным при наличии трех или четырех признаков из предложенных критериев.

Мазок из влагалища окрашивают по Граму и считают отдельно количество выявленных морфотипов под иммерсионной системой микроскопа
Баллы

A

Lactobacilli

B

Gardnerella

C

Mobiluncus

0 более 30 морфотипов нет морфотипов нет морфотипов
1 5-30 морфотипов один морфотип один морфотип
2 1-4 морфотипа 1-4 морфотипа 1-4 морфотипа
3 один морфотип 5-30 морфотипов 5-30 морфотипов
4 нет морфотипов более 30 морфотипов более 30 морфотипов

Таблица 3.

Количество полученных баллов суммируют (A + B + C).

0-3 балла: нормальная микрофлора; 4-6 баллов: промежуточная микрофлора; ^ 7 баллов: бактериальный вагиноз [10].

Диагностически значимым считается наличие хотя бы 3 положительных признаков из 4:

  1. Клинические проявления.
  2. Повышение pH отделяемого влагалища > 4,5.
  3. Положительный аминовый тест (усиление запаха гни­лой рыбы при реакции с 10% КОН).
  4. Критерии микроскопии мазка по Граму: спущенный эпителий в большом количестве, «ключевые клетки» составляют 20% от всех эпителиальных, лейкоциты единичные.

Самой высокой чувствительностью и специфичностью в диагностике бактериального вагиноза обладает культу­ральный метод. Его высокая информативность обусловле­на качественно-количественными показателями состава микробиоценоза влагалища. Соответственно, при бакте­риальном вагинозе наблюдается уменьшение количества лактобацилл и повышение содержания условно-патоген­ной флоры. Недостатки метода: относительная дорого­визна и длительность выполнения. Исследование ДНК гарднерелл в соскобах из мест поражения методом ПЦР является важным дополнительным критерием БВ.

Расширенные критерии диагностики БВ

  1. Преобладание эпителиальных клеток над лейкоцита­ми (не более 30 в поле зрения).
  2. Отсутствие визуальных признаков воспаления.
  3. Наличие не менее 20% ключевых клеток.
  4. Обнаружение при иммерсионной микроскопии менее 5 лактобацилл в поле зрения.
  5. Полимикробная картина мазка (обильная полимикробная кокковая и палочковая Г-/Г+ флора.
  6. Повышение бактериальной обсеме- ненности в цитологическом препа­рате.

Критерии Нугента (Ньюджента)

Невысокая чувствительность крите­риев Амселя и наличие бессимптом­ных форм бактериального вагиноза заставило искать другие методы и критерии подтверждения диагноза. В конце 80-х гг. Spiegel предложил использовать балльную систему для диагностики бактериального вагиноза с учетом соотношения морфотипов лактобацилл и ваги­нальной гарднереллы при микроскопии окрашенного по Граму мазка из влагалища. Однако система не при­жилась, и только в 1991 г. Nugent R.P. и соавт. предложи­ли свои лабораторные критерии диагностики бактери­ального вагиноза (Nugent’s Diagnostic Criteria for Bacterial Vaginosis), которыми до сих пор широко поль­зуются в мировой медицине [10]. В основе лежит систе­ма баллов (очков) от 0 до 7 и их комбинация для диа­гностики и оценки степени бактериального вагиноза по оценке трех бактериальных морфотипов влагалища (табл. 3):

  •  А - Лактобациллы - большие грампозитивные палоч­ки (Lactobacillus acidophilus: large gram-positive rods)
  •  B - Вагинальная гарднерелла и бактероиды - мел­кие грамвариабельные и грамотрицательные кокки (Gard- nerella vaginalis and Bacteroides species: small gram-variable or gram-negative rods)
  •  C - Мобилункус - изогнутые грамвариабельные па­лочки (Mobiluncus species: curved gram-variable rods)

B недавнем исследовании проведено сопоставление критериев Amsel и Nugent, в результате оказалось, что критерии Amsel несколько менее информативны, однако в условиях отсутствия специализированной лаборатории могут быть использованы [11].

В последние годы мировым научным сообществом разработаны критерии дифференциальной клинико­лабораторной диагностики БВ и других подобных или ассоциированных с ним состояний (заболеваний). Сущест­вуют неспецифические проявления, которые могут быть зафиксированы гинекологом с последующим, более точ­ным лабораторным анализом (табл. 4) [12].

bakterialnyy-vaginoz-novye-perspektivy-v-lechenii4
Дифференциальная диагностика синдрома вагинальных выделений (бактериальный вагиноз, вульвовагинальный кандидоз, трихомониаз) [12]

Таблица 4

Сочетание БВ и вульвовагинального кандидоза в кли­нической практике часто встречается и связано с измене­нием показателя pH, что обеспечивает благоприятные условия для адгезии грибов рода Candida к слизистой оболочки влагалища [13].

ЛЕЧЕНИЕ

Признание важности БВ и его связи с ИППП и с небла­гоприятным репродуктивным прогнозом привело к поис­ку наилучших и более всеобъемлющих вариантов лече­ния. Существует широкий круг дифференциальной диа­гностики при вагинальных выделениях, и успех лечения часто зависит от правильного диагноза, тем не менее большому проценту пациентов терапия проводится без дополнительных специфических тестов.

Наличие широкого спектра терапевтических возмож­ностей, диагностирующих основные причины вагинита, и отсутствие четкого диагноза у 30% больных даже после дополнительного дорогостоящего обследования, объяс­няет, почему многие гинекологи используют эти препара­ты. Неправильный диагноз или отказ диагностировать другие инфекции, связанные главным образом в случаях БВ и инфицировании T. vaginalis, может привести к неа­декватному лечению, новому обострению и повторному заражению.

У небеременных женщин лечение не только устранит вагинальные выделения, но и снизит вероятность возник­новения инфекционных осложнений после возможных у каждой женщины аборта и/или операции по удалению матки. Кроме того, лечение БВ за счет восстановления кислой рН во влагалище уменьшает риск инфицирования вирусом иммунодефицита, другими заболеваниями, пере­дающимися половым путем.

У беременных женщин лечение БВ, наряду с выше­названными эффектами, способствует снижению риска развития осложнений беременности, а именно: пре­ждевременного отхождения околоплодных вод, начала родовой деятельности (схваток) и собственно родов, а также послеродового воспаления внутренней поверх­ности матки (эндометрита). Лечению должны подвер­гаться и беременные с бессимптомным течением БВ, особенно в случае наличия угрозы преждевременных родов.

Препаратом выбора в лечении БВ является клиндами- цин (оригинальный препарат Далацин, выпускается фар­мацевтической компанией Пфайзер). Это антибиотик группы линкозамидов для местного применения в гине­кологии. Механизм действия препарата связан с наруше­нием внутриклеточного синтеза белка в микробной клетке на уровне 50S-субъединицы рибосом. Оказывает бактериостатическое действие, а в более высоких кон­центрациях в отношении некоторых микроорганизмов - бактерицидное. Обладает широким спектром действия.

Активен в отношении микроорганизмов, вызывающих бактериальные вагинозы:

  •  Gardnerella vaginalis,
  •  Mobiluncus spp,
  •  Bacteroides spp.,
  •  Mycoplasma hominis,
  •  Peptostreptococcus spp.

Клиндамицин (Далацин). Форма выпуска: крем ваги­нальный и суппозитории вагинальные. 5 г крема (1 доза) вагинального 2% и один вагинальный суппозиторий содер­жат: клиндамицина фосфат 100 мг.

Фармакокинетика. После однократного интраваги- нального введения 100 мг клиндамицина в среднем 4% от введенной дозы подвергается системной абсорбции. Cmax в плазме крови составляет в среднем 20 нг/мл.

Клинических исследований по применению клинда- мицина у женщин в I триместре беременности не прово­дилось, поэтому применение клиндамицина в I триместре беременности возможно только в том случае, когда ожи­даемая польза для матери превышает риск для плода. Применение во II и III триместрах беременности возмож­но, если ожидаемый эффект терапии превышает потенци­альный риск для плода (адекватных и строго контролиру­емых исследований у беременных женщин не проводили, клиндамицин проходит через плаценту и может концен­трироваться в печени плода, однако осложнений у чело­века не зарегистрировано). В результате исследований не установлено, снижает ли лечение бактериального вагино- за риск таких неблагоприятных исходов беременности, как преждевременный разрыв плодных оболочек, преж­девременное начало родов или преждевременное родо­разрешение. Категория действия на плод по FDA - B.

В исследовании, проведенном в Швейцарии, были обсле­дованы 5 377 беременных с симптомами потенциальных акушерских осложнений при сроке 25-37 нед. беременно­сти. Женщины с симптомами были тестированы при помощи культурального исследования на наличие Mycoplasma hominis и Ureaplasma spp. и пролечены клиндамицином в случае положительного результата. В результате лечения существенно уменьшился процент преждевременных родов и респираторных осложнений у новорожденных [15].

Наши коллеги из Бельгии провели поиск в базах дан­ных PubMed и Web of Science для того, чтобы найти новые подходы в профилактике, лечении и предупреждении рецидивов БВ. В результате оказалось, что основными препаратами в лечении БВ остаются клиндамицин и метрони- дазол. Интенсивно изучаются другие медикаменты, такие как тинидазол, рифаксимин, нитрофуран, декалинума хло­рид, аскорбиновая кислота (витамин С) и молочная кисло­та. Предполагают, что перспективно использование комби­нированного режима, чередующегося и долговременного приема для предупреждения рецидивов. Несомненна и польза параллельного назначения пробиотиков [15].

В мультицентровом рандомизированном двойном слепом исследовании, проведенном в Германиии, Австрии и Швейцарии, сопоставлены эффективность и переноси­мость 2% вагинального крема клиндамицина (5 г на ночь в течение 7 дней) и перорального метронидазола (500 мг орально в течение 7 дней) в ведении БВ. Пациентов наблюдали через 5-10 дней и 25-39 дней после завер­шения лечения. В результате излечение или улучшение было отмечено через 1 месяц у 83% пациентов в группе клиндамицина против 73% в группе метронидазола, побочные эффекты отмечены с равной частотой (12%) в обеих группах [16].

Недавно в мировой литературе появилось понятие аэробного вагинита. Аэробный вагинит - воспалительное заболевание влагалища, вызванное аэробной микрофло­рой при резком снижении или отсутствии нормальной лактофлоры влагалища. Ранее под термином «аэробный вагинит» подразумевался бактериальный вагинит. В осно­ве аэробного вагинита, как и при бактериальном вагино- зе, лежит снижение или отсутствие нормальной лакто­флоры влагалища и замена ее на аэробные бактерии. Точные причины и механизм развития аэробного вагини­та пока неизвестен. Также неизвестно, почему в одних случаях происходит размножение анаэробной микро­флоры и развитие бактериального вагиноза, а в других - заселение влагалища аэробными микроорганизмами и развитие аэробного вагинита. Наиболее часто встречаю­щиеся этиологические агенты аэробного вагинита (Escherichia coli, Enterococcus spp., бета-гемолитический стрептококк группы А, золотистый стафилококк). В реше­нии этого противоречия оказалось, что вагинальные суп­позитории, содержащие канамицин или клиндамицин, показали высокую эффективность в купировании аэроб­ного вагинита у небеременных женщин. Кроме того, клиндамицин (вагинальные суппозитории) в сочетании с пробиотиками оказались лучшим выбором для беремен­ных с аэробным вагинитом, чем метронидазол [17].

Согласно российским данным, БВ сочетается с канди- доззным вульвовагинитом в 30,4% случаев [13], поэтому возможна комбинированная 3-х дневная терапия: клин­дамицин (Далацин) по 1 вагинальному суппозиторию в течение 3-х дней и флюконазол (Дифлюкан) одна капсула (150 мг) однократно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бактериальный вагиноз - давно известное патологи­ческое состояние женской половой сферы с хорошо раз­работанными критериями клинической диагностики (Амсела и Нугента). Новые возможности молекулярной диагностики постоянно расширяют наши представления о различных видах свойственной организму и чужерод­ной микрофлоры, свидетельствуя о разнообразии ваги­нальной микробиоты у каждой отдельной женщины. При этом выбор оптимального препарата предусматривает клиническую эффективность в отношении большинства патогенных микроорганизмов. Таким препаратом может служить клиндамицин, значимость которого в лечении бактериального вагиноза не вызывает сомнения в последних научных публикациях.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Anderson MR, KLink K, Cohrssen A. Evaluation of vaginal complaints. JAMA, 2004, 291:11:1368-1379.
  2. Mitchell H. Vaginal discharge - causes, diagnosis, and treatment. BMJ, 2004, 328:7451:1306-1308.
  3. Хрянин А.А., Решетников О.В. Бактериальный вагиноз: новые представления о микробном биосоциуме и возможности лечения. Медицинский совет, 2014, 17: 128-133.
  4. Verstraelen H, Swidsinski A. The biofilm in bac­terial vaginosis: implications for epidemiology, diagnosis and treatment. Curr Opin Infect Dis, 2013, 26: 86-89.
  5. Gillet E, Meys JFA, Verstraelen H et al. Association between bacterial vaginosis and cervical intraepithelial neoplasia: Systematic review and meta-analysis. Plos One, 2012, 7, Issue 10 e45201.
  6. Lamont RF, Sobel JD, Akins RA et al.The vagi­nal microbiome: New information about geni­tal tract flora using molecular based tech­niques. BJOG, 2011, 118(5): 533-549.
  7. Muzny CA, Sunesara IR, Griswold ME et al. Association between BVAB1 and high Nugent scores among women with bacterial vaginosis. Diagn Microbiol Infect Dis., 2014 December, 80(4): 321-323.
  8. Di Giulio DB, Callahan BJ, McMurdie PJ et al. Temporal and spatial variation of the human microbiota during pregnancy Proceedings of the National Academy of Sciences 2015/ www.pnas.org/cgi/doi/10.1073/ pnas.1502875112.
  9. Amsel R, Totten PA, Spiegel CA, et al. Nonspecific vaginitis. Diagnostic criteria and microbial and epidemiologic associations. Am J Med, 1983, 74(1): 14-22.
  10. Nugent RP, Krohn MA, Hillier SL. Reliability of diagnosing bacterial vaginosis is improved by a standardized method of gram stain interpretation. J Clin Microbiol, 1991, 29(2): 297-301.
  11. Mohammadzadeh F, Dolatian M, Jorjani M, Alavi Majd H. Diagnostic value of Amsel's clinical cri­teria for diagnosis of bacterial vaginosis. Glob J Health Sci., 2014 Oct 29, 7(3): 8-14.
  12. Workowski KA. Sexually transmitted diseases treatment guidelines, 2010. MMWR Recommend Rep 2010; 59:61-63.
  13. Лебеденко Е.Ю. На грани материнских потерь («near miss»). Под ред. В.Е. Радзинского. М., 2011.
  14. Vouga M, Greub G, Prodhom G, et al. Treatment of genital mycoplasma in colonized pregnant women in late pregnancy is associated with a lower rate of premature labour and neonatal complications. Clin Microbiol Infect, 2014 Oct, 20(10): 1074-9.
  15. Donders GG, Zodzika J, Rezeberga D. Treatment of bacterial vaginosis: what we have and what we miss. Expert Opin Pharmacother, 2014 Apr, 15(5): 645-57.
  16. Fischbach F, Petersen EE, Weissenbacher ER, et al. Efficacy of clindamycin vaginal cream versus oral metronidazole in the treatment of bacterial vagi­nosis. Obstet Gynecol, 1993 Sep, 82(3): 405-10.
  17. Han C, Wu W, Fan A, Wang Y, Zhang H, Chu Z, Wang C, Xue F. Diagnostic and therapeutic advancements for aerobic vaginitis. Arch Gynecol Obstet, 2015 Feb, 291(2): 251-7.
Автор
А.А. Хрянин
Автор 2
О.В. Решетников
Summary
Bacterial vaginosis is an infectious non-inflammatory syndrome characterized by the replacement of ordinary microflora (mainly lactobacilli) with polymicrobial associations of anaerobes and Gardnerella vaginalis. In recent years, the use of molecular biology methods has shown that there is a much greater variety of microorganisms associated with bacterial vaginosis than previously thought. Clindamycin has established itself as an effective and safe drug in the treatment of bacterial vaginosis in modern conditions.
Аннотация
Бактериальный вагиноз - это инфекционный невоспалительный синдром, характеризующийся заме­ной обычной микрофлоры (преимущественно лактобактерий) на полимикробные ассоциации анаэро­бов и Gardnerella vaginalis. В последние годы использование методов молекулярной биологии показа­ло, что существует гораздо большее разнообразие микроорганизмов, ассоциированных с бактериаль­ным вагинозом, чем считалось ранее. Клиндамицин зарекомендовал себя как эффективный и безопас­ный препарат в лечении бактериального вагиноза в современных условиях.
Категория
Ключевые слова
бактериальный вагиноз Gardnerella vaginalis лактобактерии клиндамицин лечение
Название на английском
Bacterial vaginosis: new perspectives in treatment
Организация
«Ассоциация акушеров-гинекологов и дерматовенерологов», Новосибирск
Организация второго автора
«Ассоциация акушеров-гинекологов и дерматовенерологов», Новосибирск
Статус автора
Доктор наук
Статус второго автора
Доктор наук