Средства музыкальной выразительности как элемент художественно-результативной стороны исполнительского процесса

sredstva-muzykalnoy-vyrazitelnosti

Искусство всегда оперирует художествен­ными образами. Особенностью музыкаль­ного искусства является то, что оно отра­жает жизненные явления в музыкальных образах. Музыкальный образ произведения это комплекс выразительных средств, воздействующих на слушателя своим кон­кретным звучанием [3, с. 31]. особо важную роль играет мелодия, потому что она наи­более ярко передаёт основную мысль, чувства. Образ обогащается и другими элемен­тами музыкальной речи — ладогармониче- ским складом произведения, его темповыми и динамическим нюансами, приёмами из­ложения музыкальной мысли, структурой самого произведения. Музыка сочетанием своих выразительных средств создаёт ху­дожественный образ, который вызывает ас­социации с явлениями жизни, с пережива­ниями человека. Сочетание выразительных средств в музыке с поэтическим словом (на­пример, в песне, опере), с сюжетом (в про­граммной пьесе), с действием (в спектаклях) делает музыкальный образ более конкрет­ным, понятным.

Цель статьи заключается в рассмотрении средств музыкальной выразительности в качестве элементов художественно-резуль­тативной стороны исполнительского про­цесса.

Музыка — искусство создания художест­венного образа путём организации средств музыкальной выразительности во времени. Среди средств музыкальной выразитель­ности (мелодия, лад, гармония, фактура, темп, метр, ритм, тембр, регистр, динамика, штрих, приём) первичными являются четы­ре: высота, длительность, тембр, динамика. Остальные производны, так как относятся либо к области высоты, длительности, тем­бра, динамики; либо представляют собой синтез из двух-четырёх вышеперечислен­ных характеристик звука [7, c. 4].

Музыкальный язык воссоздаёт художе­ственные образы, вызывает определённые психологические состояния с помощью спе­цифических выразительных средств, кото­рые в системе логико-семантических взаи­мосвязей интонированных звуков объе­диняются в малые и большие структурные построения и получают организационно­функциональное и выразительное значение, и путём взаимодействия этих построений во временном изложении музыкальной мыс­ли, создании внутренней согласованности и напряжённости ит.д., выполняют важную роль в воспроизведении идейно-художест­ венного содержания и художественного ка­чества произведения.

Основным выразительным элементом му­зыкального языка является мелодия как уникальная форма человеческого мышле­ния, художественное средство передачи чувств и эмоций. мелодия не имеет анало­гов и существует лишь в сфере музыкально­го искусства.

Характерным выразительным средством, присущим только музыке, является лад, в основе которого находится взаимосвязь музыкальных звуков, детерминированная и обусловленная зависимостью неустойчи­вых звуков от устойчивых. Основными ла­дами, как известно, которые сформирова­лись в процессе исторического развития музыкальной теории и практики, являются семиступенчатый «мажор» и «минор» и их разновидности. Каждый лад имеет опреде­лённые выразительные возможности и ис­пользуется в музыкальном творчестве для передачи того или иного содержания, ха­рактера музыки, для создания необходимой эмоционально-чувственной атмосферы.

Таким же уникальным атрибутивно-выра­зительным элементом музыкального языка является гармония, которая в общем смыс­ле понимается как закономерное объеди­нение тонов в созвучие и связь созвучий в их последовательном движении [11, с. 108]. В музыкальном произведении гармония вы­полняет важные функции во временном процессе музыкального развития, передачи музыкального содержания и формы, наи­полнейшего выявления художественной об­разности, стилистических и жанровых ха­рактеристик звучания, обогащает и углуб­ляет звучание тематизмом, согласовыва­ет многоголосие, составляющие элементы фактуры, конкретизирует взаимоотноше­ния больших и малых частей произведения, элементов мелодии и отдельных звуков.

Важные логико-структурные и художе­ственно-выразительные функции выполня­ют такие элементы и средства музыкально­го языка, как ритм, темп, динамика, тембр, артикуляция и интонация. Их нередко счи­тают неспецифичными, то есть характер­ными не только для музыки. Они довольно широко используются в других видах дея­тельности, в том числе и в разных видах ис­кусств. тем не менее в музыкальном искус­стве эти средства получают новое специ­фическое качество, новые выразительные свойства и становятся имманентным сред­ством музыкального выражения, сугубо му­зыкальным явлением.

Интонация как специфический компонент художествен но-результативной стороны исполнительского процесса трактовалась исследователями с разных точек зрения. Так, молено отметить, что интонация это: повышение и понижение тона голоса при вы- говаривании (языковая интонация) (А. Грет- ри, Б. Асафьев и др.); манера речи, которая отображает определённые чувства вокали­ста, звуки которого передают определённые эмоции (о. лосев, Б. теплов и др.); точность звучания при игре на музыкальном инстру­менте и при пении (Б. асафьев, Б. яворский, Н. Переверзев, Н. Гарбузов и др.).

В музыковедении «интонация» в широ­ком понимании определяется как «реальное звуковое воплощение музыкального произ­ведения, которое характеризуется совокуп­ностью разнообразных звуковых средств и их соотношением в рамках синтаксического масштабного уровня» [8, с. 267].

Как известно, Б. асафьев и Ю. кремлев, рассматривая значение музыки, пользо­вались понятием «интонация». Б. Асафьев считал интонацию носителем художествен­ной образности и средством выражения [1]. А Ю. Кремлев подчёркивал: «1. интонация — основа музыки и наиболее специфиче­ский её фактор; 2. интонация достигает сво­его расцвета с помощью логики музыкаль­ного мышления, развиваясь в музыкальные формы; интонация становится музыкальной только через логику и через становление му­зыкального образа» [4, с. 51—52]. так, выше­названные авторы отмечают, что интонация всегда выступает в том или ином взаимодей­ствии, формируя своеобразный комплекс возможностей человека.

Давая определение понятию «интонация», мы идём по принципу движения от общего к частному, рассматривая её как наиболее вме­стительное понятие, а интонирование — как составляющую часть интонации. В справоч­ной литературе интонирование определяет­ся как «осознанное воспроизведение музы­кального звука голосом или на инструмен­те» [9, с. 46]. Большой интерес к музыкаль­ному интонированию проявляли Б. Асафьев, Б. яворский, л. мазель, в. медушевский и др. Б. Асафьев определял, что точность интони­рования — это закон интонации, как выска­зывание мысли и чувств.

В музыке разных исторических эпох и культур метроритмические свойства и за­кономерности проявляются по-разному, а функции метра и ритма порой меняют своё значение. несмотря на то, что оба поня­тия представляют собой основополагаю­щие временные категории, в музыковедении принято истолковывать их как обобщён­но, так и в частных, более узких значениях. В узком значении музыкальный ритм пони­мается как соотношение длительностей по­следовательного ряда звуков, то есть рит­мический рисунок.

Категории ритма и метра имеют фунда­ментальное значение для музыкальной нау­ки и практики. Музыкальный ритм (в широ­ком смысле слова) — «временная и акцент­ная сторона мелодии, гармонии, фактуры, тематизма и всех других элементов музы­кального языка» [10, с. 107].

Метр (в широком смысле) — это форма организации музыкального ритма, осно­ванная на какой-либо соизмеряющей еди­нице (мере). Это означает, что с помощью метра происходит объединение ритмиче­ских компонентов в организованную сис­тему. При этом в качестве мерила времени в музыке используется какая-либо временная величина (например, такт). Её долгота ста­новится определяющей на конкретном от­резке музыкального времени. Музыкальная ткань тем самым приобретает упорядочен­ную структуру; она состоит из соразмерных отрезков времени, каждый из которых раз­личим на слух [10, с. 109].

Ритмический рисунок — «соотношение длительностей последовательного ряда зву­ков» [10, с. 108]. Ритмический мотив — мель­чайший самостоятельный конструктивно­выразительный элемент музыкально-рит­мической речи. Ритмический мотив состоит из ритмозвуков — звуков, взятых только в отношении их длительности и меры акцент- ности.

Основные средства выразительности, оп­ределяющие ритмический мотив, — это длительности и акценты составляющих его звуков, а также длительности пауз. Вспомо­гательные средства выразительности — ар­тикуляция, агогика, тембр (последний — на уровне дифференциации, а не качественно­го своеобразия). Ритмические мотивы могут объединяться в ритмофразы, эти — в рит­мопредложения, а последние — в ритмопе­риоды. Родовое название указанных струк­тур — ритмопостроения.

Темп как основная скорость движения метрических единиц музыкального произ­ведения тесно связан с чувством музыкаль­ного ритма, которое определяется как спо­собность к активному переживанию ритми­ческой организации фразы, мелодии, пред­ложения.

Тембр — способность слуха чувствовать различную окраску звука — помогает вы­явлению в музыке красочности. Динамика как способность слуха ощущать звук в раз­личных диапазонах громкости способству­ет более сильному воздействию музыки на эмоциональное состояние слушателя. Тембр и динамика являются основными компонен­тами музыкального тембро-динамическо­го слуха. Фразировка — способность к ху­дожественно-смысловому разграничению фраз — способствует наиболее точному, яр­кому и верному раскрытию идейно-эмоцио­нального содержания музыкального произ­ведения [6, с. 1653].

В последнее время наука об артикуляции вызывает всё возрастающий интерес в музы­кальных — теоретических и практических — кругах. Каждое исследование, обращён­ное к этому вопросу, открывает новые гори­зонты и возможности для более глубокого и интенсивного изучения взаимосвязи арти­куляции и других музыкальных средств вы­разительности.

Впервые вопросы музыкальной артикуля­ции на теоретическом уровне были постав­лены в конце XIX — первой половине ХХ века зарубежными учёными Т. Вимайером, Г. келлером, к. матеи, г. риманом. Большое влияние на их воззрения оказали науки о языке. Именно оттуда был заимствован и сам термин «артикуляция». Однако эти ав­торы вкладывали в данное понятие весьма противоречивое содержание, что и опреде­лило последующее развитие теории артику­ляции.

В отечественном музыкознании вопроса­ми артикуляции и произношения занимал­ся в середине XX века известный музыкант и учёный и. Браудо. он создал концепцию, избрав в качестве теоретической основы мо- тивное строение линеарных пластов музы­кальной ткани. Ясное слуховое представле­ние исполнителя о соотношении сильного и слабого времени в мотивах (ямбе, хорее, амфибрахии) и о способах их исполнения (связно — раздельно) составили суть брау- довского учения.

И. Браудо в своей книге «Артикуляция» называет артикуляцию «богатым и много­образным выразительным средством му­зыки» и дальше пишет: «...наряду с терми­ном “артикуляция” мы будем употреблять как равноценный с ним термин “произноше­ние”» [2, с. 3]. В книге произношение (арти­кулирование) выступает как сила, способ­ная наделить музыку смыслом или лишить её осмысленности. Подвергается анализу самое сокровенное, то, казалось бы, неуло­вимое, благодаря чему мы слышим и вос­принимаем музыку как речь. Приёмы музы­кального синтаксиса, логически система­ тизированные, образуют теорию, призван­ную строению музыкальной темы придать выпуклость, образу — рельефность, мысли — ясность. Гамма артикуляционных приё­мов насыщена, богата градациями. Кажет­ся, только математически точное мышление в состоянии разъять то, что является, в сущ­ности, моментом в развёртывании процесса и что поддаётся воспроизведению лишь чут­кой интуицией артиста. В работе И.Браудо интуитивное переходит в чётко осмыслен­ное, и вместе с тем артикулирование пред­стаёт в такой поразительной множественно­сти, которую даёт нам лишь живое звучание музыки. За тончайшими наблюдениями, об­разными анализами слышны характер про­изведения, стиль композитора, исполни­тельская традиция, музыкальная эпоха.

Каждый из исследователей влияния ар­тикуляции на исполнительскую практику сталкивается с тем, что в современном ис­полнительстве музыкальные средства выра­зительности настолько обогащаются и но­выми способами, и вариантностью исполь­зования старых способов в интерпретации произведения, что подход к пониманию ар­тикуляции только с точки зрения разде­лительных и соединительных функций не представляется целесообразным. А изуче­ние самой артикуляции выходит за рамки узкоспециализированной систематизации отдельных приёмов выразительности.

Со второй половины 90-х годов XX века теория артикуляции начинает наполнять­ся новыми смысловыми оттенками. В со­став артикуляции включаются средства ди­намики, тембра, агогики и некоторые спе­цифические (технические) приёмы игры на музыкальных инструментах. В таком «об­новлённом» значении толкуют артикуля­цию М. Имханицкий, О. Киселёва, А. Клюев, Е. либерман, в. максимов, А. сокол, Е. ти­тов. Становится очевидным, что термин «артикуляция в чистом виде» (по И.Браудо) перестаёт соответствовать новому времени.

В общих чертах различные определения артикуляции молено представить в следую­щем виде: артикуляция как семиотический объект (Л. Баренбойм); артикуляция как си­ноним понятия «произношение» (М. Имха­ницкий); артикуляция как система игровых приёмов (Б. Егоров); артикуляция как про­цесс интонирования (В. Максимов); арти­куляция как искусство исполнять музыку с той или иной степенью расчленённости или связности (И.Браудо); артикуляция как эле­мент системы средств музыкального языка и речи (Г. Келлер); артикуляция — результат целенаправленной психофизической дея­тельности исполнителя (Е. Титов, Ф. Липе) [5, c. 182—187].

В отличие от других средств музыкаль­ной выразительности, ритм принадлежит не только музыке. все временные виды ис­кусства проявляют ритмические свойства, демонстрируя разнообразные формы худо­жественной организации времени. В этом смысле музыкальный ритм представляет со­бой организованную последовательность длительностей музыкальных звуков, а ритм в хореографии — организованную последо­вательность длительностей танцевальных движений.

Важнейшим из особых качеств музыкаль­ного ритма, ритма звуков и интонаций явля­ется способность проявлять свои свойства с помощью всех средств музыки, в том числе сугубо музыкальных. «Музыкальный ритм — это временная и акцентная сторона мело­дии, гармонии, фактуры, тематизма и всех других элементов музыкального языка» [10, c. 107].

Таким образом, нами были выделены ос­новные средства выразительности в музыке, которыми являются лад, гармония, ритм, темп, динамика, тембр, артикуляция и инто­нация. Освоение средств музыкальной вы­разительности — это вычленение в музыке наиболее характерных для неё характери­стик: громкости, звуковысотности, темпо­ритма, тембра, характера звукоизвлечения, формы, жанра и др., и определение их роли в создании музыкального образа, иными сло­вами, это освоение музыкального языка.

Примечания

  1. Асафьев Б. В. Музыкальная форма как процесс. Кн. 1—2. 2-е изд. Ленинград : Музыка, 1971. 376 с.
  2. Браудо И. Артикуляция. (о произношении мелодии). 2-е изд. ленинград : музгиз, 1973. 198 с.
  3. Дьяченко Н. Г., Котляревский И. Н. теоретические основы воспитания и обучения в музыкальных учебных заведениях. киев : муз. Украина, 1987. 110 с.
  4. Интонация и музыкальный образ : статьи и исследования музыковедов советского союза и других социалистических стран / под общей ред. Б. м. Ярустовского. москва : музыка, 1965. 354 с.
  5. Кислицын н. а. произношение. артикуляция, штрих — метаморфозы понятий в науке и музыкальной практике // Бестник челябинского государственного университета. 2009. Бып. 37, № 35 (173). С. 182—187.
  6. Кочетов в. в. Роль интонационного слуха в развитии речевой выразительности студентов- актёров театра // Педагогика и психология. 2009. № 6 (8). С. 1649—1654.
  7. Кузьмин А. р. Нотация в музыке XX века : учебно-методическое пособие Изд. 2. Челябинск, 2010. 100 с.
  8. Назайкинский Е. в. Звуковой мир музыки. москва : музыка, 1988. 254 с.
  9. Романовский н. в. Хоровой словарь. 2-е изд., доп. Ленинград : музыка, 1972. 142 с.
  10. Холопова в. н. Теория музыки: мелодика, ритмика, фактура, тематизм. Санкт-Петербург : Лань, 2002. 368 с.
  11. Энциклопедический музыкальный словарь / авт.-сост. Б. С. Штейнпресс и м. м. Ямпольский. Изд. 2-е. москва : Советский композитор, 1966. 632 с.
Автор
Р. В. Сладкопевец
УДК
78.01
Summary
The article analyses the means of musical expression as an element of artistic-productive side of the performing process. On the basis of theoretical analysis was the basic means of expression in music, which are harmony, harmony, rhythm, tempo, dynamics, tone, articulation and intonation. The author came to the conclusion that in the long history of professional musical art has gained a rich and diverse palette of embodying the musical content. Intonation and melody, metrorhythm and tempo, mood and harmony, texture, timbre, all music, taken together, form a complex multilateral system. Each element of the system interacts with its other components. Mastering of musical expression — amputation in music's most distinctive characteristics: volume, sound altitude, tempo, timbre and character of the sound, form, genre, and determination of their role in the creation of the musical image, in other words, it is the development of musical language.
Аннотация
В статье проанализированы средства музыкальной выразительности как элемент художественно­результативной стороны исполнительского процесса. Иа основе теоретического анализа были выделены основные средства выразительности в музыке, которыми являются лад, гармония, ритм, темп, динамика, тембр, артикуляция и интонация. автор пришёл к выводу, что интонация и мелодия, метроритм и темп, лад и гармония, фактура, тембр — все средства музыки, взятые в совокупности, образуют сложноорганизованную многостороннюю систему, и каждый элемент системы взаимодействует с другими её составляющими. в целом, освоение средств музыкаль­ной выразительности — это вычленение в музыке наиболее характерных для неё характеристик: громкости, звуковысотности, темпоритма, тембра, характера звукоизвлечения, формы, жанра, и определение их роли в создании музыкального образа, иными словами, это освоение музыкаль­ного языка.
Ключевые слова
лад, гармония, ритм, темп, динамика, тембр, артикуляция и интонация.
Название на английском
Means of musical expression as an element of artistic-productive side of the performing process
Организация
московский государственный университет культуры и искусств
Статус автора
Кандидат наук